Перелет в Чикаго

Есть города с живой душой, со своим особенным нервом, с узнаваемым и сразу отличимым пульсом жизни, с энергетикой животворящей силы. Не зря девизом моего города стало непреложное «I Will!».

В этом «Я смогу!» и есть весь город. Отцы нации на высокой латыни называли Чикаго «Urbis in Horto» — «Городом в Саду». Каждый город в США имеет наряду с его официальным географическим названием еще как бы и отчество.

Мой город по батюшке зовут Городом Ветров, Городом Широких Плеч, Вторым Городом, Чи-тауном, Мировым Мясником. После Нью-Йорка и Лос-Анжелеса он является третьим по величине и численности населения городом страны. 9 миллионов 700 тысяч человек метрополии Чикаголэнда гордо называют себя чикагцами.

Родился Чикаго в 1833 году, и название свое получил от искаженного французскими поселенцами индейского слова племени потоватомисов shikaakwa, что означает «дикая лилия». Город и на самом деле напоминает прекрасный цветок на берегах озера Мичиган.

Владимир Маяковский был так потрясен его великолепием, что сказал: «…город весь электро-динамо-механический… Чуднó человеку в Чикаго! И чýдно!».

Ильф и Петров в своей «Одноэтажной Америке» писали: «Ночной Чикаго, к которому мы подъезжали по широкой набережной, отделяющей город от озера Мичиган, показался ошеломляюще прекрасным…, а Мичиган Авеню — красивейшая улица в мире!».

Андрей Вознесенский так отзывался о городе: «Прекрасный город Чикаго, много зелени, чудесное озеро, великолепная архитектура!».

Балтиморский журналист Дж. Хью еще в 1920-м году писал: «В Чикаго есть нечто магическое, которое содействует индивидуальности личности». Эта особая энергетика города сделала возможным превращение Чикаго в один из крупнейших литературных центров страны. В Чикаго жили и творили писатели, ставшие классиками мировой литературы. Всемирная выставка 1893 года дала новый импульс творческому Чикаго.

  Вы слыхали, как клюют дрозды? (Хичкок накаркал на Чикаго)

Духовный отец американской литературы Теодор Драйзер называл в двадцатые годы наш город «литературной столицей Америки». Вот какими словами он воспевал Чикаго: «Это — Флоренция Западных штатов. Город, подобный ревущему пламени, город — символ Америки, город — поэт в штанах из оленьей кожи, суровый, неотесанный титан… На берегу мерцающего озера лежит этот город — король в лохмотьях и заплатах, город — мечтатель, ленивый оборванец, слагающий легенды, бродяга с дерзаниями Цезаря, город — бард с творческой силой Еврипида. О великих чаяниях и великих достижениях поет он, увязнув грубыми башмаками в трясине обыденности. Вавилон, Троя… нового века». Как сильно сказал!

Город дал миру Фрэнка Баума, автора «Загадки Оз», известного произведения, ведомого русским читателям под названием «Волшебник Изумрудного города» в обработке Волкова. В Чикаго родились романы «Сестра Керри» Теодора Драйзера и «Джунгли» Эптона Синклера. Эти произведения под разными углами показывают жизнь Чикаго начала ХХ века.

Плеяде чикагской школы беллетристики принадлежат Г. Хейд, Х. Гарленд, Е. Уатт, М. Андерсон, Р. Ларднер. С 20-х годов в Чикаго начинает выходить поэтический журнал, издаваемый писательницей Х. Монро. В 1918 году чикагский писатель Эрнст Пул получает Пулитцеровскую премию за новеллу «Его семья». Выходят в Чикаго первые произведения Э. Хемингуэя, Б. Хечта, К. Дарроу, Э. Берроуза, К. Сэндберга. Этот период называют Чикагским Ренессансом.

Второй литературный подъем город переживает в 50-е годы: Н. Олгрен, А. Смит,
А. Либелинд. В 1974 году чикагский писатель Сол Берроу получает сразу три национальные награды и Пулитцеровскую премию, а в 1976 году ему присуждается Нобелевская премия. В 1984 году писатель Дэвид Мэмет также получает Пулитцера.

Прославили пригород Чикаго Оук Парк писатели Эрнст Хемингуэй, получивший Нобеля за повесть «Старик и море» и Эдгар Райс Берроуз, автор серии романов о Тарзане, фантастических серий романов о полетах на Марс, Венеру и путешествий к центру земного ядра.

  Зачем в городе огород городить? Урбанистическая деревня Чикаго

В Голливуде первые серии киноэпопеи «Тарзан» начали сниматься еще с 1918 года. Разрешенные через много лет после их выпуска к прокату в СССР фильмы о Тарзане, по мнению Иосифа Бродского, сыграли большую роль «в расшатывании советской ментальности, внушая массам мысли о внеклассовой борьбе, абстрактном гуманизме и других общечеловеческих ценностях».

Не сберегли мы тебя в Нью-Йорке, певец Питера и Венеции. Спасибо, что судьба дала мне ниточку положить авторучку, водочку питерскую, папироску и венецианский цветочек на твою могилу на острове Цеметрия, прямо с морского трамвайчика после остановки Хоспитале. «На Васильевский остров я приду умирать…» Княжнин муж, совесть России… Спи. А там, в Венеции, русскими буквами по всему кладбищу стрелки — к Бродскому! Не видать тебе Васильевского. Прости. А жил Иосиф от моего дома 40 минуток-то всего по хайвею, в Энн Арбор, рукой подать. Что же это все после получается, а не вовремя?! А Хэм? Почему не я? Но мы не об ушедших. ОК? О вечно живых. Гениях и талантах. Великих людях. О Чикаго.

Чикаго подарил миру великие литературные имена и великую музыку. Лучший в мире Чикагский симфонический оркестр с его величайшим дирижером современности Давидом Баренбоймом, дирижирующим сейчас оркестром миланского театра «Ла Скала», известен всему миру.

Вот такие великие люди воспели мой город, лежащий, как белая лилия shikaakwa, на синеве озерной воды. К их гимну я присоединяю свой наполненный любовью к городу и его людям голос.

Добавить комментарий